четверг, 20 ноября 2008 г.

Опыт мышления в скайп-чате - полный экстрим.

Сегодня поставил вполне сумасшедший эксперимент: "по заданию коллег" попробовал пообщаться с двух скайп-чатах в рамках дистанционных тренингов, проводившихся под эгидой "СоцОбраза".
Американские горки отдыхают.
Потому что насколько я успел понять за эти три часа (полтора на один скайп-чат и полтора на другой), это та форма интернет-коммуникации, которая менее всего предназначена для мышления и диалога.
Исключительно - для обмена мнениями и репликами.
А я обмениваться репликами и мнениями не умею по определению.
Поэтому "пёр как трактор", и,к великому удивлени, что-то получилось.
Дело в том, что чат по определению тороплив и суетлив. И ответственное разворачивание мысли здесь практически невозможно. Слишком быстро появляются "боковые реплики", и пространство общения очень скоро начинает напоминать таёжный бурелом.
Как своего рода коммуникативная игра это классно. Но вот как мыслить в таком пространстве? - Большой вопрос.
Вот я и решил специально порефлексировать произошедшее на данной блоговой тропинке.
То есть решил озвучить фрагменты состоявшегося чата - в той мере, в какой он состоялся для моего "Я".

6 комментариев:

Александр Лобок комментирует...

Итак, первый чат, в котором я принял участие - это чат, который проводила для социальных педагогов Надежда Шпарута.
Не могу сказать, что я отправился в этот чат с чувством внутреннего энтузиазма. Меня попросили - я согласился. При том, что где-то в глубине во мне сидит априорное недоверие к чатовой форме коммуникации. Есть такое подозрение, что она обрекает на поверхностность.
Но в итоге удалось получить некоторый кайф: когда идет одновременный обвал некоторого количества разнонаправленных реплик, а ты при этом успеваешь за что-то зацепиться и развернуть-таки некий мыслительный процесс, осуществить некое приращение мысли и создать некую мыслительную интригу, чувствуешь себя едва ли не былинным богатырем. То есть тебе предлагают сыграть в сверхбыстрые шахматы на нескольких досках одновременно, а ты умудряешься при этом сделать пару красивых комбинаций.

Александр Лобок комментирует...

Ниже привожу свехсубъективный экспресс-конспект первого сегодняшнего скайп-чата. Попытка рассказать о своих мыслях и переживаниях внутри этого действа. Выписываю только то, что МНЕ почему-то показалось значимым. При этом немного распутываю и раскладываю по полочкам реальный поток общения, пытаюсь восстановить внутреннюю последовательность реплик (при том, что с полным протоколом чата каждый может познакомиться на страничке данного дистанционного тренинга).

После довольно длительной процедуры приветствий поступает первый содержательный вопрос от Надежды Шпаруты, и задается он с выраженным энтузиазмом:

"Итак! Тренинг в самом разгаре! Каковы Ваши впечатления от работы в вики-среде?"

Признаться честно, лично у меня на тот момент никаких особых впечатлений "от работы в вики-среде" нет. В любой среде можно быть продуктивным, а можно не быть. Разве в среде дело? А дело исключительно в том, какой собственной деятельностью, какой собственной мыслительной активностью мы эту среду наполняем.

Марина Юрьевна Кузьмичева реагирует вполне дипломатично:

"Для меня пока сложно, но интересно очень..."

Я менее дипломатичен - пытаюсь как-то описать свою неудовлетворенность:

"Честно говоря, "разгара" пока не чувствуется. Разгар - это когда хочется думать и обсуждать".

И вправду: до сих пор все мои попытки заглянуть в материалы дистанционных тренингов оставляли мою душу равнодушной. И даже когда накануне я оставил четыре сообщения в рефлексивном блоге тренинга социальных педагогов, мне далось это нелегко. Нет интриги, нет драйва, нет страсти. Как-то все слишком "сделанно" и правильно. И тексты у всех участников какие-то правильные. Ни к чему не придерешься, ни за что не зацепишься - зачем жить?
Впрочем, я продолжаю:

"Для меня есть одно содержательное событие: в коллективном блоге наконец-то начал возникать некий дифференциал позиций - благодаря появлению в нем г-на Медведева. Но, к сожалению, пока не успел ему ответить. Лично для меня работа продуктивна только тогда, когда возникает тот дифференциал позиций, из которого можно строить диалог"

Вот это и есть для меня самое главное. Нет дифференциала - нет диалога, нет диалога - нет мышления, нет мышления - нет интереса.

Надежда Шпарута:
"Александр! дайте ссылочку!"
Александр Лобок:
"Вы про коллективный блог? Ах, да, я и забыл - это не на "моей" территории а на территории педагогов-психологов. Ссылочки под рукой нет, сейчас пороюсь в интернете..."
Надежда Шпарута:
"Обязательно выложите! Ужасно интересно!"
Кузьмичева Марина Юрьевна:
"А для меня пока основная задача - освоить среду, о содержательной работе, к сожалению, пока только мечтать приходится"
Наталия Киселева:
"Работа, конечно, необычная, я тоже старательно осваиваю среду, не всё сразу получается, ощущаю себя первобытным человеком".
Надежда Шпарута:
"Спасибо, Наталья, за искренность!"


И вправду: искренность, честное непонимание - это то, что привлекает, заставляет не просто сопереживать, о и со-думать. Ведь это так близко и мне самому - ощущать себя врем от времени первобытным человеком или даже динозавром...

Тем временем, Надежда Шпарута продолжает реализовывать некий стратегический замысел, коль скоро именно на нее возложено модерирование данного скайп-чата.

"В одном из заданий тренинга необходимо предложить идеи проекта социальной направленности. На коллективной странице есть пока только один проект!!!! Давайте поразмышляем вместе. Какие проекты социальной направленности можно предложить? Какие новые возможности открывает среда вики и блоги для проектной деятельности?"

Тут же ревниво откликаюсь я:
"А вот на моем блоге
"социальные педагоги как группа риска" http://gruprisk.blogspot.com/ пока не откликнулся никто. При том, что просмотров много. Любопытно, почему?"

Наталия Киселева:
"Мне кажется, Александр, многие еще не совсем уверенно чувствуют себя в среде"


А Надежду Шпаруту чем-то зацепляет слово "риск" - и она его повторяет дважды, со знаком вопрос, словно пробует на вкус:

"Риск? Риск?"

Я реагирую:
"Да, для меня существование социального педагога в нашей системе образования - весьма рискованное занятие. Про это и блог"


А Наталия Киселева
начинает вслух размышлять над поставленным Надеждой вопросом:

"На самом деле самоуправление в школе - одна из сильнейших сторон. Многое в школе можно и НУЖНО решать с привлечением ребят. Нельзя строить работу для детей без самих детей!"

Но в этот момент срабатывает моя проблематизация про рискованность бытия социального педагога в современной школе, и Марина Кузьмичева реагирует весьма грустным размышлением:

"В Карелии идет массовое сокращение социальных педагогов - новая система оплата труда у нас. Функции передают классным руководителям"

Вот она - реальная проблема. Школа не видит и не понимает смысла фигуры социального педагога. Как социальному педагогу доказать свое право на бытие? - вот та предельная плоскость в которой должен ставиться вопрос.

Надежда Шпарута:
"А мы в предыдущем чате обсуждали проблему отствия профессионалов - социальных педагогов. Во многих школах - это совместители, учителя - классные руководители и т.д. Коллеги! Существует ли такое понятие как социальное проектирование? В чем его сущность?"

Александр Лобок:
"Надежда, мне кажется, вопрос не просто в отсутствии профессионалов-социальных педагогов, а в том, что деятельность социального педагога в принципе очень плохо вписывается в организационные схематизмы современной школы".

Надежда Шпарута:
"Конечно! Плохо вписывается! Но мы же не вне школы, в нутри нее!"

Александр Лобок:
"Интересно было бы узнать - есть опыт действительно эффективной социально-психологической службы в школе? А еще более интересно было бы, чтобы кто-то рассказал про опыты неэффективных социально-психологических служб. Чтобы поразмышлять над тем, что мешает этим службам (с прекрасными идеями) быть эффективными. Есть ли в организационных механизмах школ, что-то, что "сопротивляется" полноценной работе социального педагога".


В этот момент разговор фактически разламывается на два параллельных потока, которые некоторое время не очень слышат друг друга. Участники одного рассказывают друг другу про то, что такое социальное проектирование и каковы его задачи в соответствии с теми или иными учебными пособиями и методическими рекомендациями (в результате чего появляется весьма и весьма радужная картинка деятельности социального педагога в школе - множество замечательных проектов,роскошные цели и задачи, одним словом, сплошная радость бытия), тогда как я упорно пытаюсь переломить разговор совсем в другую сторону: почему работа социального педагога в реальной школе, мягко говоря, не востребована? И кое-кто начинает меня слышать и реагировать.

Александр Лобок:
"Работа социального педагога по сути проектна. А проект - это то, что по определению находится в зоне риска. Иначе - какой же это проект?"

Кузьмичева Марина Юрьевна:
"Про опыт неэффективной службы могу рассказать. Намучалась в свое время с педагогами и администрацией школы в свое время..."

Александр Лобок:
"А расскажите, как вы намучились?"


Марина Юрьевна на некоторое время задумывается, но в то время приходят на помощь новые силы. И очень скоро выясняется, что всё, разговор удалось радикальным образом развернуть в предельно проблемную, предельно болевую плоскость. И наболело у социальных педагогов, оказывается. очень много. И тогда начинается настоящий диалог, настоящее общение и настоящее коллективное мышление, когда оказывается, что участники чата по-настоящему нужны друг другу.
И именно в этот момент у разговора появляется совершенно новая энергия. Вместо школьных учеников, вымученно отвечающих на учительские вопросы, моим глазам вдруг явилось истинное СООБЩЕСТВО нужных и важных друг другу людей, жаждущих друг перед другом выговориться и безусловно слышащих друг друга. Разговор мгновенно приобрел стремительность и внутреннюю интригу. У разговора вдруг появилась пружина развития. Разговор перестал топтаться на месте - он стал живым.

Воронин Сергей Борисович:
"Знаете, насчёт эффективных социальных служб, это очень сложный вопрос. В школах часто на социального педагога складывают всё, что только можно. Сам сталкивался. Даже тот факт, что классные руководители думают, что если ребёнок поставлен на учёт, то им должен заниматься только соцпедагог - уже плохо. Ведь ребёнок не уходит из класса. да и кто может лучше знать ученика - классный руководитель или соцпедагог, отвечающий за всю школу
Кстати, в одной школе на соцпедагога свалили полное управление вечерней школой на основании того, что там много детей из неблагополучных семей. Так что чем приходится заниматься соцпедагогу - очень различные ситуации..."

Александр Лобок:
"Классическая школьная схема работы (и отчетности) строится не как проектная. А социальный педагог - по сути проектант. Отсюда и разрыв. Отсюда и мучения. Как померить эффективность социального педагога? Как встроить его деятельность в стандартные схемы отчетности? Ведь здесь результатом является сам энтузиазм школьников, вовлекающихся в те или иные проекты! А энтузиазм отнюдь не является привычным для школ параметром отчетности.Потому, кстати, и сваливают на социального педагога все, что ни попадя..."

Надежда Шпарута:
"считая, что им нечем заняться"

Воронин Сергей Борисович:
"Ну, это проблема не только соцпедагога, но и других педагогов. Что поделать, если у нас оценивают (вышестоящие) не энтузиазм и проектность, а результаты проверок и контрольных работ. О ЕГЭ уже не говорю (противно)".

Александр Лобок:
"Совершенно верно. "Нечем заняться". Но почему? Да потому что очень трудно содержательно описать то, что реально делает социальный педагог. Он же во многом работает с душой ребенка, с его внутренним миром - а это не опишешь для отчетности".

Кузьмичева Марина Юрьевна:
"Служба состояла из замдиректора который совмещал еще и ставку социального педагога и психолога (пол-ставки), который вел учебные предметы. В результате работы практически не было. А у меня из этой школы одновременно пять детей было, на которых все учителя жаловались. Много пришлось потратить времени на педагогов, из школы практически не вылезала некоторое время. Классный руководитель одного из детей только в середине третьей четверти до мамы донес, что у ребенка одни двойки и прогулы (он в школе практически не появлялся, а в дневники сам себе хорошие оценки за четверть ставил, чтобы маму не огорчать). Ему второй год грозил, если бы оставили - вообще бы из школя ушел".

Воронин Сергей Борисович:
"Да, работа соцпедагога из тех, результаты которых почти не видны (кроме отчётной документации), поэтому и приходится составлять кипы бумаг для более чем 10 инстанций"

Наталия Киселева:
"И еще не забудьте, основной пункт отчета - количество проведенных бесед, количество консультаций. то есть, получается, чем больше, тем лучше!"

Надежда Шпарута:
"А это плохо?"

Александр Лобок:
"Конечно, когда "чем больше, тем лучше" - это плохо. Однозначно плохо. Потому что человек не безразмерен. И чем больший контингент охватил социальный педагог или психолог - тем однозначно хуже его работа".

Наталия Киселева:
"Сергей Борисович, кипы отчетности в настоящее время - наша реальность. Да, Надежда, проблема в том, что постоянно находишься в состоянии выбора - либо реальное дело, либо оформление документов"

Александр Лобок:
"Вот то, о чем написал Сергей Борисович - это и есть самая главная трагедия того несовпадения форматов, о котором я говорю. Представьте, если бы священнику приказали заполнять кипы отчетности по материалам проведенных им исповедей и причащений"

Воронин Сергей Борисович:
"Знаете, мне говорят, что нужно составлять не менее 1 акта посещения семьи для детей стоящих на учёте в месяц, а я не вижу смысла тревожить людей, если у ребёнка всё нормально с учёбой, посещением и поведением".

Наталия Киселева:
"У нас та же история, причем посещать детей обязали классных руководителей отдельно, социальную службу отдельно и еще патронаж совместный"

Воронин Сергей Борисович:
Но нужно отметить, что кипами бумаг завален и директор, и завуч. Над школой довлеет такой груз бюрократии, что скоро все не выдержат. Тем более, что сейчас ставки соцпедагогов и педагогов-психологов стали сокращать".

Кузьмичева Марина Юрьевна:
"Мне кажется, дело в том, что большинство документов не являются рабочими документами, а составляются только для того чтоб "было". Я на документы много времени трачу, но они для меня рабочие и оправдывают временные затраты на их составление"


Вот оно - реальное, а не формальное сообщество! В людях прорвалась их реальная боль и они стали по-настоящему интересными и важными друг для друга.
И людям уже важнее выговориться друг для друга наболевшее, а не играть по правилам готового сценария. Это и есть зерно для реального сетевого сообщества - сообщества людей важных и значимых друг для друга.

Надежда Шпарута : Коллеги!Позвольте развернуть наш разговор в сторону сетевых сообществ! Все таки, что же может среда, новые инструменты! Чем помогут соцпедагогу?

Наталия Киселева:
"Общение!!!!!! обмен полезной информацией!!!!! наработки, которые есть у каждого. Возможно, совместно создадим структуру, общий алгоритм взаимодействия. Плюс электронная база данных.

Александр Лобок:
"Вот то, что сейчас начало происходить в нашем разговоре - это и есть то самое главное, в чем может состоять сетевое взаимодействие, сетевое сообщество. Сеть возникает только тогда, когда мы становимся ЛИЧНОСТНО интересны друг другу, а вовсе не тогда, когда обмениваемся какой-то информацией и ссылками на источники с информацией".

Надежда Шпарута:
"ООООООООООООООООООООООООООО"

Кузьмичева Марина Юрьевна:
"Абсолютно согласна"

Воронин Сергей Борисович:
"Сетевые сообщества соцпедагогу (да и любому педагогу) просто необходимы. Сейчас мы стали постоянно сталкиваться с проблемой, что дети нас не слушают и не хотят узнавать ничего нового. Для многих Интернет - это только игры и чаты. И нужно показать им другую сторону интернета, которая не только полезна, но и ИНТЕРЕСНА (проекты СоцОбраза в этом просто класс)"

Короповская Вера Павловна: "А жаловаться друг другу - это сообщество?"

Надежда Шпарута:
ДА! Вера!
ДААААА!



Воронин Сергей Борисович:
"Жаловаться лучше вообще не надо".

Кузьмичева Марина Юрьевна:
"Вопрос о том, как долго продержится сообщество - это вопрос о цели, которая объединяет участников"

Наталия Киселева:
"Это вопрос заинтересованности. Причем каждого из нас!!!"

Надежда Шпарута:
"А что такое жаловаться?"

Александр Лобок:
"Человек и так живет в мире, перегруженном информацией. Но вместе с тем - он невероятно одинок. И у него не информационный дефицит, а дефицит понимания. Дефицит тех, по отношению к кому он мог бы бы безорпасно разворачивать свое "Я" (в том числе, профессиональное). Из этого только и возникают реальные сообщества - сообщества людей, которые внутренне доверяют друг другу и готовы совершать усилие к пониманию и диалогу".

Наталия Киселева:
"Вот именно, как раз и нужно в огромном потоке информации научиться находить необходимую!!! Для этого тоже полезны сетевые сообщества".

Александр Лобок:
"Кстати, не соглашусь с тем, что для детей интернет - это только игры и чаты. В интернете есть очень много вполне вменяемых детей, которые ведут потрясающе интересные дневники и готовы вступать в глубокое, содержательное общение со взрослым миром. Вот только взрослым зачастую это почему-то не интересно.Или взрослые просто не подоревают о существовании такой реальности, видя лишь "пену" интернета". Оттого я и пытась сегодня раскрутить проект "Инт-тинейджер", в котором предлагаю начать поиск тех "жемчужных крупиц" подросткового интернета, которые нам попросту неизвестны".


(после паузы)

Кузьмичева Марина Юрьевна: "Активность резко как-то упала. Мы заканчиваем чат?"

Александр Лобок:
"Да нет, я думаю, что народ просто призадумался. И лично мне это очень нравится.
Я вообще полагаю, что общение состоятельно только тогда, когда мы не боимся думать. А, значит, не боимся время от времени молчать. В том числе, когда общаемся с подростком. Для меня социальный педагог, который умеет продуктивно молчать с подростком - это высший пилотаж и высшая ступень сформированного доверия".

Надежда Шпарута:
"Молчание - иногда страшно!!!!"

Александр Лобок:
"Важно только, чтобы после периода молчания разговор возобновлялся; при том не обязательно в тех формах, в которых он происходил до сих пор".

Кузьмичева Марина Юрьевна:
"Согласна. В моей практике была ситуации, когда ребенка так достали взрослые, что он просто отказывался общаться с ними вообще. Мы с ним два месяца учились разговарить, поэтапно. Получилось, потом не остановить было".

Александр Лобок:
"Вот в том-то и дело. А чего мы боимся? Почему мы торопимся говорить там. где хочется помолчать? Да потому, что мы все время думаем, что нас кто-то оценивает. А это ловушка и для педагога, и для психолога.
И это же крик практически каждого подростка: взрослые
"достают" своими разговорами и нотациями. А вот на усилие понимания ресурса чаще всего и не хватает.
А ведь в момент усилия к пониманию мы неизбежно молчим.
Когда мы не торопимся дать рекомендацию, не торопимся дать совет - мы тем самым показываем, насколько реально сложная ситуация. На нее нет готового решения. И это - условие диалога. Ну нет у меня в кармане готового "приемчика", с помощью которого я могу помочь человеку, оказавшемуся в сложной ситуации. А мы прост обожаем раздавать направо и налево готовые советы, которые, чаще всего, просто "не попадают в формат", проходят "мимо" тех реальных душевных переживаний, которые мучительно пытается до нас донести наш собеседник".

Кузьмичева Марина Юрьевна:
"Самодостаточность - великая вещь, но порой прийти-то к ней не просто. Умение принимать оценки других и не зависать на этом - этому приходится учиться"

АлександрЛобок:
"Но еще очень важно, чтобы мы решались размышлять вслух об опыте непростого становления нашей самодостаточности. А нам очень часто не хватает рефлексивной честности перед самими собой".

Кузьмичева Марина Юрьевна:
"Александр, опять полностью с согласна. Это примерно из той же оперы, что и вопрос:" Как вы думаете сколько существует технологий работы с семьей?
И еще, напоследок, фраза одной моей коллеги, которая мне очень нравится "У ребенка нет проблем, у ребенка есть потребности. Проблемы - у взрослых". Всем спасибо, мне было очень интересно"

Надежда Шпарута:
"Дорогие участники! У нас осталось несколько минут, но
У нас есть еще вопрос чата: В чем Вы видите суть сетевого взаимодействия с родителями учащихся и коллегами учителями?"

Александр Лобок:
"Надежда, а не кажется Вам, что на Ваш вопрос мы уже ответили? Вот то, что у нас произошло только что, когдамежду нами завязались содержательные микрокоммуникации - это и есть суть сетевого взаимодействия. А если вы заглянете на тот форум (на странице Интернет-педагог), на который я уже ссылался - вы увидите там еще один пример становления такого реального предметного сетевого взаимодействия в масштабе одной школы.
И зависит эта содержательность вовсе не от формы. а исключительно от содержательности тех людей, которые вступают в диалог.
И еще: возникнет или не возникнет содержательная сетевая коммуникация - это, к сожалению (или к счастью) нельзя запланировать. Потому что зависит это исключительно от того, кто вступает в эту коммуникацию и от их деятельностных усилий"


Вот такой получился скайп-чат.
На мой взгляд, дающий богатейшую пищу для размышлений.

marina комментирует...

Читать экспресс-конспект чата – очень интересно. Попытаюсь парировать на некоторые рассуждения и добавить то, что показалось интересным мне, что не успела сказать в чате.

«В любой среде можно быть продуктивным, а можно не быть. Разве дело в среде?»

И в среде тоже! Вернее, в том, насколько ты владеешь навыками в этой среде. СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ТОГДА КОГДА ВЛАДЕЕШЬ ИНСТРУМЕНТАМИ ЭТОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Лично для меня это стало большой проблемой. И реакция на сообщение о «неком дифференциале позиций – благодаря появлению г-на Медведева» была однозначной: «Что ж там за дифференциал-то такой, КАК БЫ до него добраться …» И Ваш блог «социальный педагог как группа риска» оказался для меня очень интересным, только вот оставить свой комментарий, впрочем, как и на этот, смогла только сегодня, по той же самой причине.

По поводу сокращения социальных педагогов. Дело не столько в том, что «деятельность социального педагога в принципе очень плохо вписывается в организационные схематизмы современной школы", а том, что сам социальный педагог, порой, не может туда вписаться. Потому, что сам не до конца понимает сути своей деятельности. И это вполне объяснимо. Специальность-то достаточно новая, возникла в период экономических потрясений в нашей стране. Кто пошел в социальные педагоги? В большинстве своем, учителя - предметники, которым, в силу разных причин «не хватило учебной нагрузки». Хорошо, если прошли курсы переподготовки, хорошо, если сумели разобраться в теоретических лабиринтах социальной педагогики. Помню свой шок от первой лекции по данной дисциплине – ощущение, что со мной разговаривают на иностранном языке. К экзамену всей группой готовились – у каждого была своя задача (вопрос)- логично и понятно изложить суть с использованием профессиональных терминов. А уже сложившиеся схемы и стереотипы?! На одной из лекций преподаватель пытался донести до аудитории мысль, «что готовых технологий работы с семьей НЕТ, и БЫТЬ НЕ МОЖЕТ», а аудитория требовала: «Дайте! Технологию! Методику! Конкретную! Понятную! На все случаи жизни!». Понимание того, что в каждом конкретном случае придется выстраивать свою технологию, искать свои подходы приходит только в процессе работы, осмысления своего опыта – «сколько семей - столько и технологий». А это сложно, трудно – проще работать по прежним стереотипам, приспосабливаясь к «требованиям начальства», которое воспринимает появившегося социального педагога, как «свободную единицу», возможность загрузить работой до которой «руки не доходят», а «сверху требуют», ну, а, ежели чего, то и сократить можно. В тех школах, где социальный педагог смог создать «свою профессиональную территорию», на которой решаются задачи актуальные для школы, вопрос о его сокращении не стоит. Вот и получается, что новая системы оплаты труда оказалась своего рода критерием «эффективности социально-педагогической деятельности» в школе.

«Что такое социально-педагогическое проектирование?». Это опять к вопросу подготовки социальных педагогов. Я лично, разобралась в том, чем же все-таки отличается одна социально-педагогическая технология от другой, только когда сама стала читать лекции на эту тему. Во время учебы было стойкое ощущение, что все они об одном и том же, с некоторыми вариациями. А оказалось-то, ВСЕ ПРОСТО, можно выложить суть за сорок минут, если подходить с точки зрения практического применения, а дальше – предметно-практические семинары по освоению некоторых алгоритмов работы. И все это делается на основе самоанализа своей профессиональной деятельности. А ЭТОМУ ВЕДЬ НЕ УЧАТ! И не только социальных педагогов. У нас в регионе требования к «самоанализу профессиональной деятельности социального педагога» такие высокие, что многие просто отказываются от прохождения аттестации, просто потому, что не понимают, «чего от них хотят». И проблемных курсов на эту тему нет, хотя потребность в них большая. Интересно было бы узнать мнение коллег по этому вопросу (может отдельный блог создать для обсуждения?)

И в заключении, по поводу чатовой формы коммуникации. Мне всегда проще говорить, чем «излагать свои мысли на бумаге». Сочинения типа «размышления на заданную тему» до сих пор даются с трудом. А чат – это разговор, после которого и хочется «поразмышлять». Обязательно приму участие в следующем, потому что очень хочется …

Александр Лобок комментирует...

Спасибо, Марина. Вот это и есть опыт сетевого мышления, а не просто общения. Это и есть по-настоящему диалог. Потому что, читая Вас, я вижу самое ценное: РАБОТУ ПОНИМАНИЯ. Причем именно работу - когда Вы не боитесь медленно и придирчиво всматриваться в свои интеллектуальные ощущения и не боитесь их разворачивать, предполагая во мне думающего собеседника. И от этого необыкновенная радость.

Насчет социального педагога, который "не может туда вписаться", потому что "сам не до конца понимает сути своей деятельности", согласен совершенно, но при том, согласитесь и Вы, школа далеко не всегда готова помочь становлению этого понимания. Скорее, наоборот. И оттого это не личная проблема социального педагога, а системная проблема всей нашей школы (включая высшую).

А вообще восхищаюсь практическ каждым предложением Вашего текста.
Одна из вещей, которые меня, между прочим поразила во время моих скайп-чатов с социальными педагогами и педагогами-психологами это то, что и качество текстов, и содержательность мышления у социальных педагогов оказывается почему-то выше (в среднем, я подчеркиваю, в среднем, да и то - исключительно на основании той случайной выборки, которая оказалась в том и другом чатах). Зато амбициозность как раз выше у психологов. И это любопытно.
А связано это, на мой взгляд, с тем, что профессия психолога стала некоторое время назад "модной". Открылось огромное количество экспресс-факультетов. А в результате, естественно, произошла абсолютная девальвация профессии.
А с социальными педагогами, к счастью, такого не происходит. Сомневаюсь я как-то, что на социального педагога у нас возникнет мода.
Оттого и содержательность.
Или я ошибаюсь?

marina комментирует...

Спасибо, Александр, ОГРОМНОЕ. Если честно, то я как раз-таки и боялась, и еще как … «разворачивать свои интеллектуальные ощущения». Для меня это первый опыт «сетевого мышления и общения» такого качества и я очень благодарна Вам за то, что все мои «некоторые опасения» оказались просто «не состоятельными».

Что касается соотношения «содержательности мышления» и «амбициозности» у социальных педагогов и психологов - я с Вами согласна. На мой взгляд, это объясняется не только тем, что «профессия психолога некоторое время назад стала модной». В становлении «наших» специальностей есть три этапа: «ЧТО делать?», «КАК делать?, «Как это сделать лучше?». К моменту, когда начался «массовый приход» социальных педагогов в образовательные учреждения, перед ними стоял вопрос «Что делать?, в то время как психологи уже отвечали на вопрос «Как это сделать лучше?». Этот разрыв и привел к некоторому, я бы даже сказала, «профессиональному снобизму» психологов по отношению к социальным педагогам (да простят меня мои коллеги -психологи, которых я искренне уважаю и ценю). Роль социального педагога очень часто воспринималась как роль «второстепенного специалиста», «помощника» психолога, который должен ставить задачи перед социальным педагогом. Чтобы создать свою «профессиональную территорию», приходилось первые два этапа проходить в «ускоренном темпе», а это требует «глубокого погружения» для поиска ответов; возможно, поэтому и «содержательность» несколько выше. К тому же, я согласна с Вами, на социального педагога вряд ли когда-нибудь возникнет «мода». Это слишком «рискованная» специальность и без «внутреннего интуитивного понимания и восприятия окружающих и окружающего» и «осмысления этого понимания и восприятия» достичь истинных результатов просто невозможно. А это требует большой внутренней работы, и, прежде всего, над собой.

Я «заглянула» на Ваш блог «Социальный интернет-педагог» и «зависла» на нем вместе с сыном (не так давно «вышедшем из подросткового возраста»). Очень интересный и познавательный (для меня) получился у нас разговор-диалог. Обязательно оставлю «свои размышления», но чуть позже. Повторюсь, искусство «излагания своих мыслей» требует определенного времени на их осмысление и определенных навыков в изложении, для меня это пока не просто.

Анонимный комментирует...

Вот это действительно то что я искал. Спасибо