четверг, 20 ноября 2008 г.

Опыт мышления в скайп-чате - полный экстрим.

Сегодня поставил вполне сумасшедший эксперимент: "по заданию коллег" попробовал пообщаться с двух скайп-чатах в рамках дистанционных тренингов, проводившихся под эгидой "СоцОбраза".
Американские горки отдыхают.
Потому что насколько я успел понять за эти три часа (полтора на один скайп-чат и полтора на другой), это та форма интернет-коммуникации, которая менее всего предназначена для мышления и диалога.
Исключительно - для обмена мнениями и репликами.
А я обмениваться репликами и мнениями не умею по определению.
Поэтому "пёр как трактор", и,к великому удивлени, что-то получилось.
Дело в том, что чат по определению тороплив и суетлив. И ответственное разворачивание мысли здесь практически невозможно. Слишком быстро появляются "боковые реплики", и пространство общения очень скоро начинает напоминать таёжный бурелом.
Как своего рода коммуникативная игра это классно. Но вот как мыслить в таком пространстве? - Большой вопрос.
Вот я и решил специально порефлексировать произошедшее на данной блоговой тропинке.
То есть решил озвучить фрагменты состоявшегося чата - в той мере, в какой он состоялся для моего "Я".

понедельник, 17 ноября 2008 г.

Социальный педагог как группа риска

Хочу сразу оговориться: вопрос не в том, что социальный педагог призван работать с детьми "группы риска" (а кто из нынешних детей не находится в той или иной группе риска?), а в том, что сама профессиональная позиция того, кого мы называем "социальным педагогом" - это позиция более чем рискованная. Как минимум, по той причине, что существующие структуры образования, сегодняшний мир внутришкольной и внешкольной организации слабо ориентированы на предполагаемый функционал социального педагога.

Потому что в своем пределе социальный педагог может осуществитьсвою миссию и сумму обрзовательных задач лишь тогда, когда он будет максимально свободен в определении времени, пространства и способов построения педагогического диалога с ребенком, а так же в формах представления того, что можно назвать результатом такого взаимодействия. Потому что эффективность деятельности социального педагога невозможно измерить каким-то математическим образом (деятельность обыкновенного педагога тоже как-то не очень, но там есть хотяя бы иллюзия, связанная с текущей успеваемостью и поступлением в ВУЗ). Но замерить эффективность деятельности социального педагога в такой традиции невозможно.

И именно из этого происходит, между прочим, непонимание того, чем же на самом деле должен заниматься социальный педагог.
Точнее, теоретически все ясно: он должен заниматься психолого-педагогическим сопровождением ребенка, оказывающегося в зоне риска. Но что может быть способом представления результата? Ведь результат работы социального педагога - это прежде всего внутренний результат. То, что происходит в душе (и с душой) ребенка. Но можно ли и допустимо по этому поводу "писать отчет"?!
Ведь по своей сути это примерно то же самое, что заставлять священнослужителя "писать отчет" по эффективности его исповедальной деятельности, деятельности причащения и т.п.

Нет?